Мифы

21 Декабрь 2009

Миф (др.-греч. «слово») в литературе — создание воображения коллективной общенародной или индивидуальной фантазии, обобщённо отражающее действительность в виде чувственно-конкретных персонификаций и одушевлённых, очеловеченных существ, которые преломляются (претворяются) в сознании как вполне реальные.

Специфика мифов выступает наиболее чётко в первобытной культуре, где мифы представляют собой эквивалент науки, цельную систему, в терминах которой воспринимается и описывается весь мир. Позднее, когда из мифологии вычленяются такие формы общественного сознания, как искусство, литература, наука, религия, политическая идеология и т. п., они удерживают ряд мифологических моделей, своеобразно переосмысляемых при включении в новые структуры; миф переживает свою вторую жизнь. Особый интерес представляет их трансформация в литературном творчестве.

Поскольку мифология осваивает действительность в формах образного повествования, она близка по своей сути художественной литературе; исторически она предвосхитила многие возможности литературы и оказала на её раннее развитие всестороннее влияние. Естественно, что литература не расстаётся с мифологическими основами и позднее, что относится не только к произведениям с мифологическими основами сюжета, но и к реалистическому и натуралистическому бытописательству XIX и XX веков (достаточно назвать «Оливера Твиста» Ч. Диккенса, «Нана» Э. Золя, «Волшебную гору» Т. Манна).

Говоря о текстовой реализации мифа, в традиционалистских обществах это будут произведения фольклора — религиозно-магического, обрядового, сказочно-эпического, лирического, паремиологического и т.д.; в культурах же более поздних мифологическую информацию можно обнаружить в весьма разнообразных текстах — от священных и художественных до научных и публицистических.

Современный читатель обычно воспринимает мифы как сказки. А вот для первобытного человека они были истиной. У мифа нет автора — это воплощение коллективного сознания. Мифология — это первичные образы, которые были достоянием рода и передавались из поколения в поколение. Мифология была исходной формой человеческого мышления. Именно из нее, как бабочка из кокона, появились более развитые формы мышления — религиозного, художественного, философского, научного.

Философ Г.В.Ф. Гегель называл мифы педагогикой человеческого рода. Мифология создавала образы-образцы, которым соответствовало поведение человека, все его сознание и жизнь. Миф помогал осознать смысл жизни и бытия племени и отдельного человека, учил отличать добро от зла. В мифах разных народов находят при всем различии много родственного — так же, как и в психике ребенка, а исследователи называют мифологическое сознание «детским сознанием». Самый известный исследователь мифов Ф. Шеллинг рассматривал мифологию как объединение реально созерцаемых идей, послуживших первоматерией для искусства. Все формы искусства берут начало в мифологии: песня, балет, живопись, скульптура и, конечно, театр и художественная литература, особенно поэзия. Многие исследователи считают, что и в наше время миф продолжает играть свою определяющую роль в качестве архетипа (первообраза). По концепции К. Юнга, архетипы организуют восприятия и представления людей о внешнем мире. То, что принято называть знаниями, в действительности может быть продиктовано воображением. Юнг всю историю культуры рассматривал, как трансформацию мифов, возведение их на все более высокие ступени.

Мифология – целый пласт культуры. И главная задача изучающего мифологию не просто рассмотреть многообразие мифологий, а понять логику ее существования в культуре. И для этого прежде всего необходимо понять принципы восприятия мира человеком.

Мы будем рассматривать мифологию как проявление индивидуального и коллективного сознания. Сущность мифологии основана на одушевлении окружающей среды и заключается в ощущении глубинного единства человека и космоса. Символы, рождающиеся в процессе познания окружающего мира, формируют первобытную культуру.

Под первобытной культурой принято понимать культуру, которая существовала у народов, живших более 30 тыс. лет тому назад, или у народов, чьи традиции и жизненный уклад сохранились в нетронутом виде. Первобытная культура характеризуется особым мировосприятием (мифологическим мировоззрением), особыми формами искусства, отражающими верования, формы быта, взаимоотношения человека и окружающей среды. Первобытная культура отражала взаимодействия человека и окружающей среды, отражала его понимание ее, познание ее принципов и носила культовый (религиозный) характер, потому что отражала отношения человека и его хранителей-богов-стихий.

Как первобытный человека видел окружающий мир, как чувствовал себя в нем? Оон видел грозу и стихийные бедствия, наблюдал свирепость зверей, он делал выводы о силе окружающего мира, злобе и непримиримости. Формирование отношений человека и окружающего мира (по греч. космоса) повлекло за собой осмысление существования бога, который для древнего человека скрывался за всем живым и неживым в окружающей его природе. Все природные силы были обожествлены, все живые существа и объекты неживой природы наделены осмысленной сущностью. Человек научился осознавать последствия природных явлений, во всем открывать душу, в любом проявлении окружающего мира. И человека, находя похожие черты характера у себя и окружающего мира, почувствовал родство. Отчужденность от мира, мира, который пугает, благодаря этому внутреннему шагу человека перестала ощущаться.

Таким образом, возникает различное число хранителей – природных сил, которые человек считал своими прародителями. К их помощи человек прибегал, на их характерных чертах основывался. На основе познаний окружающей среды и установления в ней закономерностей стали возникать и нравственные принципы разных народов. Жизнь в различных климатических условиях формировала самые разнообразные народные характеры и черты.у каждого народа сложились свои знаки и символы, возникали свои обряды и традиции.

Миф, как он существовал в первобытной общине, — это не история, которую рассказывают, а реальность, которой живут. Это не интеллектуальное знание или художественное творчество, а практическое руководство к действию для человека. Задача мифа как мировоззрения состоит в том, чтобы дать человеку знание или объяснение существования мира, формируя образ мышления и восприятия, дать смысл жизни, способ ее воспроизведения, прообраз для поступков, который следует копировать. Миф – это способ познания окружающего мира, который опирается на идентификации различных явлений и человека. Т.е. человек не отделяет себя от окружающего, считая свою жизнь  и жизнь общества продолжением жизни космоса (сердитый человек = гроза = чья-то сердитость – бог грозы).

Для мифа характерно возникновение символов (вещественный знак, имеющий условное тайное значение). Знаку, символизирующему какой-то природный процесс и имеющему некоторый предметный вид, придавалось значение одного из элементов этого природного процесса, с помощью которого можно участвовать или влиять на этот природный процесс. Так, любая вещь и ее название имели символическое тайное значение, связанное с силой какого-то природного процесса.

Мифологическая картина мира

В научной литературе определение «мифологический» прилагается к тому типу знания, которое базируется не на рациональных доказательствах, а на вере и убеждениях.

Значения основных мифологических представлений и образов сопоставимы с древнейшими ощущениями человека, с его ориентацией в природной среде и в сообществе себе подобных, с его «базовыми» эмоциями (радость, удивление, гнев, страх, голод, сексуальное влечение и пр.), с психологическими универсалиями и архетипами общественного сознания. Однако если сами эти представления являются общечеловеческими, то традиции национальной мифологии выражаются посредством текста, а строй его образов, воплощающих мифологические смыслы, обусловлен именно особенностями национальной культуры. При этом, очевидно, в наименьшей степени национально специфичны мифологический сюжет (обычно относящийся к числу международных, так называемых «бродячих») и мифологический мотив, семантика которого опирается на упомянутые выше архетипические смыслы.

Национально не специфичны, например, сюжеты добывания огня у его первоначального хранителя (божественного или демонического), разрастания земной поверхности из щепотки земли, принесенной со дна мирового океана, борьбы мифологического героя с чудовищем, олицетворяющим первозданный хаос. Однако несомненно специфичны для той или иной национальной традиции конкретные персонажи мифа (Индра или Геракл, Прометей или Ворон, Сатана или Турпан), как и внешние признаки самого мифологической вселенной (скажем, у китайцев, осетин или якутов) — со всеми особенностями ее «многоярусного» устройства, рельефа, флоры и фауны.

Основой «мифологической картины мира» являются представления о космосе и хаосе (преодоление которого есть центральная тема мифа), а также пространстве и времени.

Одно из главных свойств мифологического пространства — его качественная неоднородность, наличие в нем сакрального центра и потенциально враждебной периферии.

По основной своей направленности миф этиологичен, т.е. он прежде всего объясняет возникновение мира и людского рода. Как уже было сказано, это всегда рассказ о прошлом, к которому возводится происхождение нынешнего положения вещей (относящегося к космосу, к социальной общности, к отдельному человеку). Это касается как благоприятных сторон жизни (возникновение культурных достояний, включая предметы, тексты и обычаи), так и отрицательных (появление смерти, болезней, пороков и т.п.), что в свою очередь подразумевает изначальное совершенство эпохи первотворения. Отсюда проистекают представления о гармоническом миропорядке в прошлом («золотой век» греческой мифологии, «добрые старые времена» обыденного сознания, «благополучная советская эпоха» и т.п.), о его нарушении в настоящем и о всеобщей деградации человеческого общества и самого человека, его нравственной и физической природы.

Об ожидаемом будущем рассказывают эсхатологические мифы, т.е. мифы о конце мира. Сюда относится ожидание надвигающейся космической катастрофы, конкретные воплощение которой (Страшный суд и светопреставление, «тепловая смерть» вселенной, оскудение природных ресурсов, истоньшение озонового слоя) уже зависят от арсенала знаний и образов, имеющих определенную культурно-историческую обусловленность. Эсхатологические мифы можно представить себе как обращенную вспять космогонию: конец света есть обратный переход от космоса к хаосу.

Участники мифологического пространства

Мифологическое пространство состоит из сил, которые управляют самим действием мифа, из объектов живой и неживой природы, человека. Так можно рассматривать любое древнее предание: сказки, легенды о богах и героях и пр. с одной стороны, мифологическое пространство замкнуто и целостно, боги и люди в нем существуют без учета времени (долго ли, коротко ли; давным-давно; жили-были), а с другой стороны, мифологическое пространство имеет свое направление, свою цель, начало и конец (направленное действие, конечную цель). Поэтому во всех мировых мифологиях так важно сотворение мира, представление о его начале, потому что в момент создания определялись основные законы существования мифологического пространства.

Внутри замкнутого мифологического пространства происходит некоторое действие, которое связано с умиранием жизни и новым ее возрождением. Циклы природы и жизни человека, всего живого – главные циклы в мифологическом пространстве. Цикл умирания и рождения человек воспринимал как нечто необходимое, как цикл постоянного обновления окружающей среды. Таким образом, космосом совершалось стремление к совершенству.

Плодородие всегда являлось главной причиной этих циклов рождения-умирания. Человек считал, что только умирая и рождаясь вновь, плодородие обновляет свою силу и может вновь рождать. Это плодородие было плодом двух начал: Неба, дающего живой дождь, и Земли, оплодотворенной Небом, дающей жизнь всему, что в нее попадет. Небо воспринималось отцом, Земля – матерью. Во многих народах олицетворением неба была гроза, как самое мощное и грозное явление природы, приходящее с неба. Поэтому бог, воплощающий Небо, был богом грозы, богом громовержцем, богом грозным, дающим и плодородие, и смерть.

В известных мифологических  сказаниях главные героини всегда олицетворяют женское начало, плодородие земли, а главные герои – мужское начало. Множество мифологичсеких сказаний связано с тем, что либо женское, либо мужское плодородие каким-то образом потеряло свою силу и герою или героине требуется его восстановить.например, во многих сказках мира повествуется о заточениях прекрасных царевн. Главный герой, ищущий героиню, должен пройти через испытания, постичь иную, таинственную сторону мира, пройти подземелье, которое считалось прибежищем смерти (=зимы). Подземное царство воспринималось царством смерти потому, что именно в землю уходит то, что из нее рождается.

«Родственность» подземного мира, смерти и зимы были связаны особой логикой: зима – это время года, когда сила плодородия никак не выражает себя, значит спит или умерла, следовательно, зима к смерти имеет прямое отношение. Состояние или ощущение отсутствия жизни является определяющим у трех совершенно различных объектов мифологического пространства. И это один из самых древних символов, который был определяющим в мифологическом пространстве. Именно преодоление смерти было главной задачей для действующих лиц в мифе, будь то обряд или сказание.

Часто героем, преодолевающим смерть (бесплодие), становится человек с внешними несовершенными качествами, которые осмеиваются. После геройского поступка герой, преодолевший смерть, преображается, приобретая внешнюю и внутреннюю красоту, благородство (Иван-дурак). Это одно из самых основных принципов существования мифологического пространства, когда из утереявшей плодородие жизни восстает обновленная, преображенная, богатая дарами жизнь.

Одна из самых удивительных мифологий, в которой отчетливо прослеживаются взаимоотношения мужского и женского начала, — это мифология Китая. Известный китайский знак инь и ян, в котором тесно переплетаются черный и белый, говорит о взаимпроникновении этих двух начал, что символизируют вечную плодородную силу.

Один из наиболее известных мифов о сотворении мира записан во 2 в. до н.э. Из него следует, что в глубокой древности существовал лишь мрачный хаос, в котором постепенно сами собой сформировались два начала – Инь (мрачный) и Ян (светлый), установившие восемь главных направлений мирового пространства. После установления этих напрвлений дух Ян стал управлять небесами, а Инь – землей.

В «Книге песен» рассказывается о начале мира, о Паньгу. Когда небо и земля были еще не отделены друг от друга, Вселенная, пребывавшая в состоянии первобытного хаоса, напоминала по форме гигантское куриное яйцо. В этом яйце и зародился Паньгу. Он вырос и уснул, проспав 18000 лет, а проснувшись и открыв глаза, не увидел ничего, кроме липкого мрака. Паньгу взял оказавшийся рядом топор и стал пробивать им мрак. Раздался оглушительный грохот, и огромное яйцо раскололось. Все легкое и чистое тут же поднялось вверх и образовало небо, а все тяжелое и грязное опустилось вниз и образовало землю. Так Небо и Земля, смешанные сначала в сплошной хаос, отделились друг от друга. После этого Паньгу, опасаясь нового соединения, уперся ногами в землю и подпер головой небо. Так он стоял 18000 лет. Каждый день небо становилось выше на один чжан, земля становилась толще на один чжан, а Паньгу подрастал на обин чжан.

Со временем небо поднялось очень высоко, земля стала очень толстой, а Паньгу вырос до 90000 ли. Некоторое неопределенное время, равнявшееся целым эпохам, он поддерживал небо и , наконец, дождался того, что оно достаточно окрепло. Выполнив эту важнейшую задачу, Паньгу почувствовал страшную усталость, прилег на землю и умер. Вздох, вырвавшийся у него изо рта, стал ветром и облаками. Голос – громом, левый глаз – солнцем, правый –луной, туловище с руками и ногами – четырьмя сторонами света и пятью великими горами, кровь – реками, жилы – дорогами, плоть – почвой, волосы на голове – звездами на небосводе, кожа и волосы на теле – деревьями, травами и цветами, зубы и кости – металлами, драгоценными камнями, слезы – дождем и росой. Паньгу является и прародителем всех людей, которые произошли от паразитов, ползающих по телу умирающего божества.

История Паньгу во многом напоминает миф о рождении мира из яйца славянского Рода и индийского Брахмы, миф об оторвавшем ебо от земли индийском Индре и, некоторыми мотивами, шумерские мифы.

Мифология и современность

Мифологию невозможно свести к сумме исторических заблуждений человеческого разума. В результате культурно-антропологических и структурно-семиотических исследований (в основном, послевоенного времени) стала очевидной регулятивная (а отнюдь не только объяснительная) функция мифа, выступающего как один из важнейших механизмов организации социальной, хозяйственной и культурной жизни коллектива. Миф удовлетворяет потребность в целостном знании о мире, организует и регламентирует жизнь общественного человека (на ранних этапах истории — полностью, на более поздних — совместно с другими формами идеологии, наукой и искусством). Миф предписывает людям правила социального поведения, обуславливает систему ценностных ориентаций, облегчает переживание стрессов, порождаемых критическими состояниями природы, общества и индивидуума.

Разумеется, мифологическое осмысление человеком духовного и практического опыта, некогда безраздельно господствовавшее, в целом предшествует рационально-логическому знанию. Но отсюда не следует, что миф остается лишь наследием далекого прошлого или является уделом доживших до нашего времени бесписьменных традиций. Помимо мифологии архаической (по отношению к которой слово «миф» употребляется в наиболее узком и специальном значении), принято выделять также мифологические компоненты развитых религиозных систем: буддизма, иудаизма, христианства, ислама (расширительное толкование данного понятия, с которым, естественно, не согласятся представители этих конфессий), и, наконец, мифологические (в самом общем смысле этого слова) элементы культур (прежде всего — массовой культуры) и идеологий, преимущественно Нового времени.

Комментирование отключено.
45
0,355